Станислава Орловская: «Что с эйджизмом в Украине?»

21.08.2020
Дмитрий Чепур
Станислава Орловская: «Что с эйджизмом в Украине?»

Станислава Орловская работает с людьми и историями. Имеет 15 лет опыта в медиа и семь лет управленческой практики. Экс-директорка онлайн-медиа о культуре и джазе OFR.FM, ведущая радиопрограммы о новой украинской музыке «Тут і зараз», экс-кураторка проекта о социальных стереотипах «Update Розібрався», экс-кураторка галереи современного искусства «Vozdvizhenka Arts House». Считает права человека высшей ценностью, пропагандирует people-first language, развивает психотерапевтическую практику. Своим супер-скилом считает умение трансформировать хаос в космос, а супер-наслаждением – художественное письмо.

— Год назад мы проанализировали один из ведущих сайтов поиска работы и нашли там около 10 000 резюме соискателей в возрасте 50+. Они искали работу в сфере интеллектуального труда, опираясь на свои опыт и экспертизу.

10 000 опытных специалистов интеллектуального труда – это огромный ресурс для экономики страны, если выключить в голове стереотип.

— Что для тебя эйджизм?

— Всё просто: эйджизм — дискриминация по возрасту.

— Насколько в Украине распространена эта дискриминационная практика?

— До того, как попасть в «Жизнелюб», мне довелось столкнуться с эйджизмом лично. Я и мама — из Донецка. До начала войны она работала в горисполкоме: подарила городу восемь лет жизни, начав младшим специалистом и став начальником отдела.

Ей было 52 года, когда началась война и пришлось менять город, лишиться жилья и работы. В Киеве она, имея высшее образование и крутой опыт, искала работу целый год. Общаясь с потенциальным работодателем, назвав возраст, становилась цифрой — за которой нет человека, нет опыта, нет профессионализма.

Естественно, после такого я зажглась, попав в фонд «Жизнелюб» и узнав, что есть проект «Трудолюб», который нужно превратить в системное направление — я понимала, насколько это важно. Хочу изменить ситуацию сейчас, не дожидаясь своих 52 лет, став никому не нужной вопреки всему своему опыту.

Когда мы начали выстраивать проект, познакомились с огромным количеством «людей, ставших цифрами». Доходило до парадоксального: к нам приходит партнер, принимает участие в проекте, вроде бы разделяет наши ценности, после чего говорит: «Классный проект! Им же можно меньше платить».

— Какие самые распространенные примеры эйджизма?

— Начинается все с вакансий, в которых указывается возраст, старше которого кандидат не рассматривается. Сейчас это понемногу отходит, но пару лет назад это была норма.

Следующий уровень — отбор резюме. Прямо не указывая возрастные ограничения в вакансии, рекрутеры просто отбраковывают резюме людей старше определенного возраста. Причем, каким должен быть возраст – непонятно.

Следующий этап — собеседование, на котором всплывают страхи работодателей. Страх первый — частые больничные: с пристрастием копаются в анамнезе претендента. Страх второй — негибкость мышления: рассмотрение таких кандидатов только на определенные должности с определенным функционалом.

Еще один этап — уже в коллективе. Почему-то считается, что сотрудников в возрасте не надо обучать. На обучение 25-летних бюджеты есть, на 50+ — нет. Соответственно, нет возможности получать новые знания и двигаться по карьерной лестнице.

Общалась с HR-директоркой IT-компании, которая искренне расстраивалась, что взяла 37-летнего специалиста и испортила статистику по компании: средний возраст составлял 25 лет, теперь — 26. То есть, даже 37 уже заставляет работодателей задуматься, а уж что говорить о 50?

По остальным проектам наш фонд предоставляет помощь людям, достигшим пенсионного возраста. Однако в случае работы новая пенсионная реформа внесла коррективы: люди, которые всю жизнь были уверены, что в 55 они выйдут на пенсию, должны поработать еще пять лет. А их никуда не берут.

Поэтому возрастной порог для участия в проекте «Трудолюб» — 50 лет.

— А насколько страхи работодателей имеют под собой реальное основание?

— Естественно, есть фундаментальные вещи: чем больше лет, тем больше болезней. Но это — обобщение, которое далеко не всегда работает в конкретном случае.

Да у нас вся жизнь состоит из больничного: сначала ты болеешь, потому что маленький; потом есть постоянная возможность декрета; потом начинаются возрастные изменения.

Среди жизнелюбов есть немало людей, которые с палатками ходят в походы, в горы. Я физически это не смогу сделать, я не выдержу поход. А они в 65-70 лет спокойно собираются и идут.

Так что, готовя трудолюба к собеседованию, мы рассказываем о страхах работодателей и объясняем, как с ними работать.

— Можно ли проиллюстрировать цифрами вред от возрастной дискриминации?

— Выступая на различных мероприятиях, мы объясняем, что грядет кадровый голод. И выиграют компании, которые адаптируются к работе с людьми 50+ уже сейчас.

К 2050 году количество людей 60+ составит 35% населения Земли — это 2 миллиарда человек. Они могут быть либо дотационным элементом, либо принимать активное участие в экономике страны.

Сейчас на 100 налогоплательщиков 95 людей пенсионного возраста, и мы движемся к отметке 125 на 100 налогоплательщиков.

Пора начинать работать с корпоративными культурами, менять отношение к людям 50+ в головах сотрудников, рекрутеров и топ-менеджеров. И мы — не теоретики: в нашем коллективе старшему сотруднику — 65 лет. И мы не представляем себе работу без Натальи Федоровны. Серьезно, она — незаменимый сотрудник, по-настоящему круто дополняет атмосферу. И получается настоящая семья.

А ведь к этому должен стремиться каждый HR: чтобы коллектив стал семьей. Для этого необходимо внутренне разрушить стереотип и начать диалог. От этого много дивидендов.

— Есть ли сферы, в которых люди в 50+ объективно не могут работать?

— Отвечу примером: IT-компании был нужен тестировщик для просмотра видео и внесения пометок по ходу. Работа простая, не требующая долгого обучения, предполагающая лишь усидчивость и внимательность. Сравнили производительность студента и трудолюба.

Работодатель был в восторге от работы трудолюба, поскольку у того нет на телефоне соцсетей, которые его отвлекают. В итоге объем работы, который студент выполнил за две недели был выполнен за одну.

 

Лекция «Что с эйджизмом в Украине?» пройдет 27 августа, в 17:00. Регистрация по ссылке